ПРЕМЬЕРА МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

РЮИ БЛАЗ

ФАЛЬШИВАЯ МОНЕТА

"БАБА ШАНЕЛЬ"

Трамвай "Желание"

Детектор лжи

Премьера МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

Алексей Каренин

Пучина

Мадам Бовари

Ах, какая это была удивительная игра!

Красавец-мужчина

Дни нашей жизни

Палата №6

Красотка и семья

Паола и львы
(Сублимация любви)

Гупёшка

Сыч и кошечка

Вишнёвый сад

Господа Г...

Пресса о спектакле «Моя парижанка»

Игра в чувства

Автор: Мария Долматова

Источник: «Деловая панорама» №18 (182)

20 - 26 мая 2002

 

В репертуаре театра «Русская антреприза имени Андрея Миронова» появился новый спектакль. Весьма посредственную комедию положений Робера Ламуре «Моя парижанка» спасают только актеры. Хотя игра «связками, а не нутром» понравится далеко не всем.

 

Пьеса Ламуре — типичная комедия положений без претензий на глубину — получила соответствующее воплощение. История незамысловата. Некий продавец машин, обаятельный молодой человек Жермен (Андрей Носков) «крутит любовь» сразу с четырьмя дамами. Он настолько любвеобилен и чувствителен, что не может выбрать одну и порвать с остальными. Однако в один прекрасный день появляется Чей-то Муж (Михаил Николаев), который заставляет Жермена определиться в этом вопросе. Два часа мучений, беготни, криков, танцев — и все разрешается. Муж оказывается вовсе не мужем; Жермен находит свою единственную любовь (трех других отсылает); попутно ему даже удается провернуть выгодную сделку с клиентом.

 

Опустим сейчас текстовые банальности и несуразности, которых немало; промолчим о трех отвергнутых любовях Жермсна, чтобы не обидеть актрис грубым сравнением. Не удался образ экономки Жермена, мадам Сивель (Лейли Киракосян). Эта дама сосредоточила в себе немыслимое количество глупости, неприятной манерности и зачастую выглядела просто психически неполноценной. Попятно стремление режиссера укрупнить черты, довести их до гротеска, чтобы достичь острого комизма. Но в таком деле важно не перестараться, ибо до пошлости один шаг.

 

Главного героя Жермена Виньона Андрей Носков наделил неуемной подвижностью, горячностью и отчаянной трусостью. Этот французик бегает по сцене с бешеной скоростью, взлетает вверх по лестнице и скатывается вниз, быстро раздевается, тут же одевается, говорит, кричит, плачет... До пота на лице. Тем смешнее, контрастнее смотрится рядом с ним Чей-то Муж — Михаил Николаев. Этому его комплекция позволяет не суетиться по пустякам — достаточно одного испепеляющего взгляда, чтобы Жермен трясся от страха. Однако темперамент у Николаева тот еще, поэтому, когда Муж злится по-настоящему, это становится опасным для жизни окружающих.

 

Оба молодых актера свободно существуют в спектакле, азартно и заразительно смешат (насколько вообще может смешить данная пьеса). Пьесу, во многом — посредственную, актеры оживляют очень просто. Комикуют легко и без нажима, гримасничают, играют голосом (как сказал один режиссер, «не нутром, а связками»). Иногда это выглядит приемлемо и даже смешно, изредка получается глупо и пошло. Как же чувства? А их здесь и не надо. Пьесе вполне достаточно такого стиля игры. И такие комедии, уровнем ниже среднего, имеют своего зрителя. Однако, если вы — любитель тонкого юмора, «Моя парижанка» явно не для вас.

 

 

 

«МОЯ ПАРИЖАНКА»

Автор: Лена Вестергольм

Источник: «Театральный Петербург» №10(28)

май 2002 года

 

Монмартр. Монплезир. Мадам и месье. Соломенные шляпки и шербурские зонтики. Это франция. Разини, Зануды, Высокие блондины. (Или блондинки?) Кафе и кафешантаны, озвученные голосами Жака Бреля, Пиаф и клаксонами проезжающих мимо «Рено». Это Париж. Сброшенные платья, обманутые мужья, бесконечная цепочка неразберихи и путаницы под аккомпанемент револьверной пальбы и лопнувших шин. Это «Моя парижанка».

 

«Моя парижанка» Робера Ламурё живет не под крышами Парижа, а в... гараже. Ее герои не художники, а продавцы машин. Они напоминают персонажей Лабиша, и занятия их почти не имеют значения. Среди автомобильных деталей все так же распахнуты двери спальни, а чемоданы щеголяют цветными наклейками.

 

Комедия Робера Ламурё типичная комедия положений. Но французская. Но написанная прекрасным языком.

 

Ее автор — актер, композитор, сценарист, режиссер, шансонье — Робер Ламурё (род. в 1920) совсем не второстепенный скетчист. Он офицер Почетного легиона и шевалье искусств и словесности, автор сценария, исполнитель главной роли и композитор культовой комедии 50-х «Мама, папа, служанка и я». В юности работал на заводе «Рено» (может поэтому его герои не меньше, чем женщин, любят автомобили). Ставил в театре и экранизировал свои водевили, писал песни, играл в «Приключениях Арсена Люпена»... В глобальной сети Интернет ему до сих пор пишут письма с просьбой помочь найти его записи, но письма остаются без ответа.. Автор поселился в Булони, и с 1986 года о нем почти ничего не слышно. А персонажи его живут. Таких героев любил вахтанговский театр и Андрей Миронов. Спектакль «Моя парижанка» поставил актер, народный артист России, лауреат Государственной премии СССР Эрнст Романов. Романова знает и любит не одно поколение театральных и кинозрителей. Его блистательные роли на сцене Александрийского театра, в кино и на телевидении (достаточно вспомнить один телефильм Петра Фоменко «На всю оставшуюся жизнь») создали ему репутацию не только замечательного артиста, но и достойнейшего человека. Но в режиссуре Эрнст Иванович дебютант.

 

Эрнст Романов: «Моя парижанка» малоизвестная пьеса, по-моему, она даже не шла в Советском Союзе. Я ее нашел очень странно. Когда моя дочка училась в Новгородском театральном училище, у них появилась эта пьеса, ее хотел поставить один педагог. И дочка дала мне ее почитать. Но, педагог, к сожалению, умер, и судьба этой пьесы тогда не состоялась. А вот сама пьеса осталась у меня на руках. Она была опубликована в маленькой библиотечке «Театральной самодеятельности». Она мне сразу очень понравилась своей беззаботностью. Года три назад я вел курс актерского мастерства в Лицее и поставил эту пьесу там. Поэтому про «Мою парижанку», про свой спектакль, я знаю почти всё — даже реакцию зрителей, где и когда будут смеяться, где надо выдержать актерскую паузу, чтобы не пропустить реакцию зрителей. В этом смысле я подготовлен, а вот актеры еще не всегда мне доверяют. Я долго носился с мыслью — где бы ее поставить, и судьба меня столкнула с Рудольфом Фурмановым и его театром «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, где я играю Дорна в спектакле Александра Товстоногова «Чайка». Я шутя делал намеки: «Давай я тебе поставлю спектакль». И, кажется, что также шутя Рудольф согласился. И началась эта длинная эпопея под названием «репетиции спектакля «Моя парижанка». Я не знал, кого мне пригласить на главную роль — мои студенты в Лицее играли очень хорошо, но это были дети, а мне нужен был молодой, красивый и яркий артист.

 

На сцене театра имени Андрея Миронова главных героев играют блестящие молодые артисты Андрей Носков и Сергей Дьячков. О первом говорят — Дориан Грей, возлюбенный Федры и брат Фандорина. О втором — Гаврош петербургской сцены. Но в «Моей парижанке» это снедаемые ажиотажем любовной горячки Дон Жуан и Лепорелло с автомобильным уклоном. Они играют с повышенной сценической температурой и удовольствием, которое доставляет настоящая игра и партнерство с красивым и темпераментным женским ансамблем спектакля — Лейли Киракосян, Инной Волгиной, Зоей Буряк. Не менее ярко играет второго героя и Василий Реутов, вот тут уж точно можно сказать, что у роли Сабатье нет двух составов, а есть равные исполнители — Реутов и Дьячков. Я посмотрел в театре имени А.Миронова «Портрет Дориана Грея» и понял, что нашел своего героя сразу. А на другие роли я решил пригласить артистов новеньких, которые на сцене этого театра никогда не выступали. Подбор был очень простой, скорее даже киношный, я искал и выбирал типажи. Мне хотелось, чтобы это были молодые и очень красивые артисты, которые умеют хорошо танцевать, с хорошим чувством юмора и темпераментом. Так в спектакле появились Инна Волгина, Ирина Малиновская, Варвара Павлова, Ангелина Михайлова, Анна Андреева. И соскучившаяся по театральному зрителю Лейли Киракосян, Андрей Дежонов и Михаил Николаев тоже стали украшением «Моей парижанки».

 

Мой спектакль будет насыщен танцами. В пьесе Ламурё нет и намека на танцы. Есть намек на то, что из этой пьесы можно сделать мюзикл. Когда-то я давал читать «Парижанку» Мише Боярскому. Один раз он загорелся, но потом все угасло. И так как я знал, что музыка в «Парижанке» просто необходима, а не всякий артист сможет петь, как нужно в мюзикле, то я решил, что с танцами будет попроще. Так что танцы в нашем спектакле как будто естественное продолжение жизни персонажей. Спектакль будет музыкальным, точнее — музыкально-танцевальным. О «Парижанке» я бы сказал еще одно. При всем моем солидном возрасте, кажущейся серьезности — стал вот еще профессором Консерватории, — казалось бы, трудно сопоставить меня и такой легкий спектакль. Но в душе-то я комик. И знаю, как смешить зрителей. Я взялся за эту пьесу, потому что она без особой идеи и идеологии. Она просто о любви. Мне хотелось поставить спектакль — забаву для зрителей. Развлечение. Потому что от умствований, которыми сейчас перенасыщен наш театр, зритель уже немножко устал. Хочется просто, просто, просто посидеть, развлечься и забыться. Я не ставлю себе целью получить Золотую, Серебряную или Чугунную маску. Для меня главное — повеселить зрителя. Просто. Очень просто. Но надеюсь, что актерские работы, танцы в постановке Полины Неведомской и изумительная музыка Михаила Мокиенко, которая сейчас сопровождает весь наш разговор, останутся в памяти.

 

 

 

Премьера

Источник: «Газета Телевидение Радио». №05 (2387)

22 января 2002 год.

 

Театр «Русская антреприза имени Андрея Миронова» — камерный. Но именно здесь появляются сценические версии больших, масштабных романов. Так былое «Обломовым». Казалось, был фильм Никиты Михалкова, зачем театральная постановка? Но когда зритель в конце спектакля прячет слезы — других доказательств не надо. История повторяется и на спектакле «Отверженные», поставленном по роману Виктора Гюго.

 

В главной роли выступил один из лучших актеров петербургской сцены Леонид Неведомский. Осуществил постановку спектакля главный режиссер театра Влад Фурман. Тема отверженных сегодня близка нашему обществу, пережившему в XX веке грандиозные социальные катаклизмы. О них и об их последствиях, о проблемах современного театра размышляют в передаче актеры, режиссер-постановщик, художник и другие создатели спектакля.

 

 

 

Гюго обоснуется в Питере

Источник: «Петербург Экспресс»

1 ноября 2001 год.

 

5, 6, 11, 15, 20, 28 ноября в театре «Русская антреприза им. Андрея Миронова» состоится премьера спектакля «Отверженные». В России это чуть ли не единственная сценическая версия знаменитого романа Виктора Гюго. Режиссер Влад Фурман возвращает на сцену такие масштабные категории, как Рок, Зло, Судьба. В ролях: Леонид Неведомский, Нелли Попова (на фото), Ефим Каменецкий, Юзеф Мироненко, Дмитрий Исаев.

 

 

 

Золотая классика

Источник: «Деловая панорама» №43

5-11 ноября 2001 год.

 

11 и 15 ноября в театре «Русская антреприза имени Андрея Миронова» — премьера спектакля «Отверженные». Как нетрудно догадаться, постановка создана по мотивам романа Виктора Гюго. Срежиссировал сие фундаментальное творение Влад Фурман, известный своей работой «Сорок первый», которая стала номинантом премии «Золотой софит» за 2000 год. К счастью, режиссер не болен распространенным ныне недугом — детским стремлением пересмеивать классику. Хотя бы сюжет будет понятен.

 

 

 

ФАНДОРИН ОКАЗАЛСЯ ПИТЕРСКИМ

Автор: Елена Петрова

Источник: «АиФ-Петербург» №16 

2002



Приятельница пригласила меня в БДТ на спектакль «Федра» и сказала, что там занят артист Носков, который сыграл Фандорина. Я смотрела-смотрела, вроде похож, а вроде и нет. Потом мне сказали, что Носковых два. Вы не могли бы прояснить ситуацию?


— Носковых действительно двое, это родные братья. Того, который сыграл Фандорина, зовут Илья, он артист Александринки. Того, которого вы видели в «Федре», зовут Андрей, он из БДТ. Братьев Носковых можно назвать уникальным явлением в театральной жизни — оба, несмотря на молодость, играют в знаменитых труппах, при том что родом с Украины, из маленького городка Новая Каховка, в котором и театра-то не было. Родители никакого отношения к искусству не имеют, в Питере братьям пришлось пробиваться исключительно своими силами и талантом. Первым в город приехал старший, Андрей.Какая богема!


— У нас в Каховке был только дворец культуры с театральной студией, но я там не занимался, а вот Илья главные роли играл, принца в «Русалочке», — рассказывает Андрей. — Институт в Питере я выбрал потому, что никогда раньше в городе не был, но он привлекал своей историей, легендами... Илья младше меня на пять лет, мне 30, ему 25, — так вот приезжал погостить еще школьником, и, видимо, впечатлился моими тогдашними достижениями и «богемной» жизнью. Это я сам прекрасно понимаю: увидев в институте мраморную лестницу, а на ней двух небрежно разговаривающих студентов, в восхищении замер: «Какая богема!» Илья поступил в институт, еще не закончив школу, здесь, в Питере, учился в вечерней. В общежитии мы жили вместе.


— Когда Илью выбрали на роль Фандорина, это было событием и для вас?


— Конечно, я был горд, что он избран из великого множества претендентов. В чем его особенность? У нас в кино и театре сейчас нет артистов на роли героев. А у Ильи красивое, с правильными чертами, мужественное лицо. В нем есть искренность, даже наивность, но не глупость. Илья открыт, может легко покраснеть, побледнеть. В нем есть достоинство, говоря высоким слогом — понятие законов чести.


— У вас есть планы сыграть вдвоем?


— Идея привлекает, и — по крайней мере, в театре — я надеюсь, реализуется. Некоторые говорят, что мы очень похожи, другим так не кажется, но то и другое можно обыграть.


— А на ваш-то взгляд, похожи?


— Конечно, много общего — в манере человеческой и актерской, в улыбке, в глазах. Но сейчас каждый обретает свой путь, свое амплуа, мы становимся меньше похожи, это хорошо.


— Вы смотрите театральные работы друг друга?


— Да, но пока чаще он ко мне приходит, потому что у меня в театре больше ролей. Я четвертый сезон в БДТ, и у меня каждый год по главной роли. Илья играет в Александринке в спектакле «Обманы», в премьере «На всякого мудреца довольно простоты», которую можно увидеть 20 апреля. У него есть моноспектакль «Ветер», другие работы. По поводу моих ролей Илья ограничивается общими замечаниями: «Понравилось» или «Это не твое», я больше лезу в нравоучительные и конкретные вещи. Кучерявых не снимают


— А вне работы много общаетесь?


— Стараемся: созваниваемся, встречаемся, чтобы выпить вместе чашку кофе, или хоть за пять минут до отхода поезда прихожу его проводить.


— Пока вас не узнают и можно спокойно общаться?


— Пока не узнают, может, это и хорошо.


— Вы семейные люди?


— Я женат, а Илья холост.


— Есть жилищная проблема?


— Да, оба живем на съемных квартирах. Конечно, можно деньги зарабатывать, а можно в театре играть. Я много занят в театре, не только в БДТ, но и в «Русской антрепризе», кстати, 22-го выпускаем здесь комедию «Моя парижанка». В «Антрепризе» и возник проект совместной работы с Ильей. Ну а он, снявшись в Москве, получает столичные приглашения и уже играет с Виталием Соломиным в спектакле «Мышеловка», вот сейчас был на гастролях в Оренбурге. Возможно, в столичных проектах сумеет заработать на квартиру.

— А вы в кино снимаетесь?


— Были небольшие работы, но сейчас кучерявых не снимают, это не современно. Не смейтесь, я по опыту знаю. Как-то просто помогал однокурснице, подыгрывал в сцене, режиссер вдруг сказал: «Вы очень хорошо сыграли, но поймите, я снимаю кино про русских». А другой, специально меня пригласивший, а значит, имеющий представление о моей внешности, заявил, лишь я переступил порог: «Вы не могли бы причесаться гладко?» А вот Ильюшку для Фандорина завивали.


— Знаю, что вам посчастливилось только что репетировать «Идиота» со знаменитым Анджеем Вайдой, какое главное впечатление?


— Предвкушая, что встречусь с мастером, наверное, таил в глубине такую глупую мысль: гений мне что-то скажет, и я тут же стану замечательным артистом. Но в результате впечатление совершенно иное: мастер сам в поиске, хотя занимается Достоевским всю жизнь. Он отправляется в путь и берет тебя с собой.


— Но спустимся с небес, вернемся к «Фандорину». Как восприняли картину родители?


— Они ждали фильм, да и вся Новая Каховка. Кстати, накануне ТВ-премьеры было 50-летие города, мэр прислал нам приглашение на празднование, но мы оба не смогли, послали поздравительную телеграмму. В ней Илья написал, что посвящает кино Новой Каховке.


— Вы чувствуете себя питерцами?


— Я живу здесь давно, но, пожалуй, только года три назад окончательно сроднился с городом. У Ильи этот процесс прошел быстрее, он говорит: «Не перееду в Москву. Мне здесь хорошо».

Театр русской антрепризы имени Андрея Миронова