ПРЕМЬЕРА МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

РЮИ БЛАЗ

ФАЛЬШИВАЯ МОНЕТА

"БАБА ШАНЕЛЬ"

Трамвай "Желание"

Детектор лжи

Премьера МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

Алексей Каренин

Пучина

Мадам Бовари

Ах, какая это была удивительная игра!

Красавец-мужчина

Дни нашей жизни

Палата №6

Красотка и семья

Паола и львы
(Сублимация любви)

Гупёшка

Сыч и кошечка

Вишнёвый сад

Господа Г...

Пресса о спектакле «Колдун»

Шесть персонажей в поисках...

Автор: Гвенда Милтон

Источник: «Театральный Петербург» №1 (40)

январь 2003 г.

 

На два месяца верхний этаж Театра имени Андрея Миронова превратился в контору спасителя многих опасных преступников — адвоката Уильяма Мертенса. Район режиссерского управления и курилка — в коридоры и кабинеты Скотланд-Ярда. В зависимость от этих изменений попали многие сотрудники театра.

 

Во время репетиций многие стали знатоками использования разнообразных наркотических средств (от кокаина и морфия — до опиума. «От кокаина — мозги прочищаются. От морфия — засыпают. Так, значит тут я должен... можно не хихикать!»). Как нюхать кокаин показывали все — от режиссёра-постановщика спектакля Валерия Викторовича Гришко до заехавших в гости москвичей Олега Янковского и Левона Оганезова (последний, с особым шиком, используя визитную карточку). А лучше всех степень концентрации в сцене мистических галлюцинаций получалась у зав.режиссёрским управлением Наталии Константиновны Курылёвой, во время дополнительных репетиций с артистом Рудольфом Фурмановым, по вечерам, в кабинете художественного руководителя театра.

 

Монтировщики театра, в чью компетенцию стала входить ответственность за мгновенное сценическое превращение кабинета Скотланд-Ярда в роскошные апартаменты начала XX века, за три недели до премьеры перестали снимать зловещие гангстерские плащи, и даже при дамах оставались в серых фетровых шляпах, потому что вместе с Валерием Кухарешиным, Татьяной Кабановой, Анатолием Гориным и Ко, стали (правда, по производственной необходимости) полноправными соучастниками спектакля. «Постановочной части — отдельный поклон!» — распоряжался режиссёр-постановщик, пуская клубы дыма, которые окутывали зал не хуже лондонского тумана. Это его смех (то зловещий, то ироничный) и его голос (обворожительный и низкий) сопровождают спектакль «Колдун», соперничая с замечательной музыкой Максима Карпеца, и создают на протяжении всего этого классического романтического (местами иронического) детектива-триллера неповторимую атмосферу.

 

А вот с каким блеском все превращения, мести, поиски, трюки проделываются в спектакле, где хранится кокаин, и что на самом деле было в водяном баке на чердаке, кто кричал, когда во всем доме Мертенса погас свет, вы увидите, когда придёте на спектакль, и, повинуясь низкому голосу, прорывающемуся через шум грозы и дождя, отключите свои мобильные телефоны и пейджеры, уподобясь английским зрителям, дадите клятву о неразглашении тайны — кто же на самом деле Колдун, и войдёте в полный тайн и английского юмора мир Эдгара Уоллеса. Режиссёр Валерий Гришко поставил на сцене Театра имени Андрея Миронова классический английский детектив. На русской сцене Уоллес пойдет впервые.

 

Эдгар Уоллес — мегазвезда детективного жанра. Не просто холеный янки. И не приличный господин в хорошем твидовом пиджаке. Уоллес — это сам детективный жанр. В котором есть всё — фамильные замки, пернатые змеи, зелёные стрелки, мстители и грабители... Родоначальник триллера. Титан. Конан Дойль — его однокашник по детективному классу прошлого века. Агата Кристи — просто влюбленная школьница.

 

Он родился в 1875 году 1 апреля. В один день (только в разные годы) с Ростаном, Бисмарком и Гоголем. Глядя на холеное лицо Уоллеса 20-х годов (он удивительно похож на Набокова), не скажешь, что перед вами незаконнорожденный сын актрисы, в 12 лет бросивший учебу, но ставший великим Эдгаром Уоллесом, мастером детектива, написавшим более 150 романов.

 

Все звезды Англии, все звезды Голливуда снимались в фильмах по его романам.

 

Почти все его персонажи — артисты, независимо от профессии. Переодевания и смена личин — божественные атрибуты его романов. Которые — человечны.

 

Что нужно для того, чтобы поставить хороший спектакль? А детектив? Детектив на сцене удаётся гораздо реже, чем хороший спектакль. Такая особенность. Попытка создать в Москве театр Детектива не имела особенного успеха даже у Виталия Соломина. Кажется, только «Мышеловка» Агаты Кристи, скоро век не сходящая со сцены в Англии, является исключением. Да ещё, помните, классические рассказы о мести таксистов особо противным клиентам, спешащим на постановку классического английского детектива — крикнуть вслед: «Убийца — садовник!». Да и что показывать на сцене — ни крутых виражей, ни намотанных на кулак натуральных кишок. Хотя уж что-что, а средства выразительности театра ещё могут дать фору всем киношным трюкам.

 

«Колдун» — не просто классический детектив. Это образец детектива. Семеро главных персонажей ищут потрясающего преступника, который оказывается... одним из них...

 

Режиссёр Валерий Гришко похож на господина Уоллеса. Он, один из немногих в Петербурге, мастерски делает то, что интересно. В «Колдуне» Гришко собрал бенефисный ансамбль. У Валерия Кухарешина (и не у него одного) еще не было роли подобного плана. Татьяна Кабанова — не просто звезда кабаре, а прекрасная драматическая актриса. В её героине столько же тайны, авантюризма, коварства и блеска, сколько во всех романах Уоллеса. Рудольф Фурманов в роли адвоката Мертенса, один из главных двигателей интриги. Смотреть на него — ни с чем не сравнимое удовольствие. Кокаин, стихи, юмор, страх, изящество, трость-кинжал, лёгкость и обаяние. И абсолютная искренность. Как у настоящих злодеев.

 

В этом спектакле Гришко нет первого и второго состава — есть равные исполнители. Анатолий Горин, Сергей Дьячков, Андрей Аршинников, Василий Реутов, Ярослав Воронцов — кажется, все получают удовольствие от игры в детектив.

 

Валерий Гришко любит хорошо сделанные вещи, и главное — умеет их делать. С нескрываемым удовольствием. Его чувство юмора («я хитрый хохол...») не бурлескное, а затаённое, ирония — английская. Он всё видит, всё замечает и понимает, и умеет скорректировать ситуацию (и на сцене, и в жизни) одним в проброс сказанным словечком.


Спектакль «Колдун» уже завоевывает популярность. И обрастает легендами. Во время первого вечернего прогона во всём театре погас свет, почти полностью повторив ситуацию сценического убийства (кстати, единственного за весь спектакль). Прогон отменили, свет дали только в два часа ночи, а вот сценические комментарии Василия Реутова и Валерия Кухарешина: «Здесь Колдун!» вошли в историю Театра имени А.Миронова.

 

Над «Колдуном» в «Русской антрепризе» работала большая и талантливая творческая «бригада». Театр, несмотря на модные в последнее время веяния, не стал афишировать немалые средства, затраченные им на сценическое оформление, на костюмы (у Татьяны Кабановой, как в Малом театре А.С.Суворина, перемена костюма в каждой сцене), на копии картин и бюсты Сафо, украшающие дом Мертенса. И не стал скрывать, что в первую очередь действие происходит не в Англии, а в Театре, поэтому стены Скотланд-Ярда легки, а пистолеты стреляют, но никого не ранят.

 

Режиссёр Валерий Гришко, художник спектакля Никита Сазонов (создавший на сцене настоящий «Этюд в багровых тонах»), композитор Максим Карпец, ассистент режиссёра рыжеволосая красавица Полина Неведомская, художники по свету: Марк Брикман, виртуоз, книгочей и знаток немецкого пива Дмитрий Щепетков, звукорежиссёр Светлана Михайлова, нежным голосом умоляющая Р.Фурманова перед началом спектакля не бить по клавишам, так что от них летят искры, художники-гримеры Елена Мироненко, волшебница Елена Козлова и «главный дирижёр» закулисной части Наталия Курылёва сумели создать спектакль, которому должна быть уготована долгая жизнь.

 

«Колдун» на сцене Театра имени А.Миронова имеет, по меньшей мере, три развязки, один финал сменяет другой, но в роли настоящего Колдуна всё-таки выступает сам... Уоллес. Детектив на сцене удается реже, чем в кино. Но, удавшись, рискует не сходить со сцены десятилетиями.

 

Удовольствие от детектива — ничто, в сравнении с удовольствием от классического английского детектива. А удовольствие от игры в детектив — ничто в сравнении с игрой в английский детектив. А это значит, что «Колдуна» с Кухарешиным, Гориным, Фурмановым, Реутовым и Кабановой всегда будет интересно пересмотреть ещё раз.

 

 

 

«Колдун» К 15-летию театра и 65-летию Р.Д. Фурманова

Автор: О.Я.

Источник: «Петербург-Классика»

№32 2003 г.

 

 

 

Нажмите, чтобы увидеть большую картинку

Театр «Русская антреприза им. Андрея Миронова» за 15 лет своего существования накопил большой опыт общения со зрителем: сценических обманов, соблазнов, остроумных фокусов, актёрского мастерства и обаяния. Казалось бы, что может предложить зрителю спектакль, премьера которого состоялась 6 декабря 2000 года? Однако 10 октября 2003 г. зрительный зал был забит до отказа, и давнишний спектакль смотрелся с неослабевающим интересом. Зрители уже привыкли к разнообразным театральным «меню» художественного руководителя театра, заслуженного деятеля искусств России Рудольфа Фурманова: инсценировкам художественной литературы, пьесам современных отечественных и зарубежных авторов и театральным фантазиям...

 

Те, кто видел «Страсти по Вертинскому» и «Из жизни сумасшедшего антрепренёра», согласятся, что своей «театральностью этот спектакль расширил рамки остросюжетного, психологического детектива. Спектакль «Колдун» поставлен Валерием Гришко по одноимённому роману английского писателя Э.Уоллеса, переведённого самим режиссёром.

 

Те, кто видел «Похищение», тоже детектив в постановке В.Гришко, отметят более быстрый темп, значительность реплик в развитии действия, а что касается юмора, которого и у Сигарева хватает, то юмор Уоллеса — английский, так сказать, подсознательный и моментальный.

 

Комичны фигуры старших инспекторов Скотланд-Ярда — шотландца Аллана Уэмбери (Василий Реутов) и англичанина Блисса (Сергей Дьячков). Один — аккуратный, интеллигентный, неторопливый, точно подбирает слова в разговоре. Другой — резкий, неряшливый, односложный, прямолинейный. Однако же очкарик Уэмбери приемами владеет лучше, чем Блисс; последнему «достаётся» больше от правонарушителей.

 

Колоритна фигура адвоката Уильяма Мертенса (заслуженный деятель искусств России Рудольф Фурманов). Те, кто видел Р.Д. Фурманова в роли «сумасшедшего антрепренера», помнят человека, уставшего от жизни, живущего воспоминаниями о театре.

 

Мертенс, тесно связанный с преступным миром, живет как бы из любопытства, расчетливо и вместе с тем полнокровно. Хриплый голос Фурманова временами приобретает более скользкие и осторожные, иногда издевательские интонации, он непредсказуем, как и многое в этом мире Уоллеса. Где скрыты не только настоящие лица, но даже трость Мертенса оказывается холодным оружием. «Колдун» играючи подшучивает над правосудием и в состоянии провести тонкого психолога Уэмбери, а тем более неуправляемого Блисса. Но есть в его душе уголок, где эта тёмная личность светится всеми цветами радуги — его любовь к жене.


Татьяна Кабанова в роли жены «Колдуна» умна, красива и держится с достоинством. По-моему, у неё одной прослеживается желание выйти из игры и увести мужа подальше от всей этой компании, жить исключительно личной жизнью. Кабанова, пластичная и музыкальная в «Страстях по Вертинскому», здесь суше, собраннее, осторожнее. Но, когда видишь, как эти двое танцуют вальс Шопена — его играет Мертенс — становится ясно, что их любовь сильнее всех хитросплетений детектива.


Для большей полноты остаётся сказать о двух бывших заключенных. Из них Сэмюэл Хеккит (з. а. России Анатолий Горин), образ яркой комедийности, гротеска, сценического и речевого трюкачества. Отчасти жаль его как человека, наделённого незаурядными задатками, которые пропадают впустую. А что касается другого персонажа, Джона Лэнли (Ярослав Воронцов), он ясно сказал о себе: «У таракана больше мозгов».


В спектакле прослеживается взаимосвязь характеров: Блисс — Лэнли, Мертенс — Хеккит, Уэмбери — Ломонд. Но она за пределами рецензии.


Ценность спектакля в психологической достоверности и человеческой правде.

Театр русской антрепризы имени Андрея Миронова